Джазмен из Нью-Джерси в Киеве

Слава прихотлива, и неисповедимы ее пути. Это верно для всех творческих профессий. И среди музыкантов есть такие, кто не обласкан этой дамой, не пользуется известностью у широкой публики, но имеет чрезвычайно высокую репутацию среди профессионалов. Именно это можно сказать о джазовом трубаче Фредди Хендриксе, который недавно побывал в Киеве и выступил перед киевскими меломанами.

Музыкальный путь Фредди сложился своеобразно. В американском джазовом лексиконе выработались тонкие различительные понятия, позволяющие точно охарактеризовать репутацию музыканта. Одно из них — first-call musician, т.е. музыкант, к которому обращаются первому, когда набирают состав для новых проектов. Именно так пишут о Фредди и относят его к «высшему эшелону» (top echelon) этой категории исполнителей. Иными словами, он – один из самых востребованных трубачей в американском джазе. Если попытаться перечислить все биг-бенды, в которых он играл и продолжает играть, это займет несколько абзацев. Их несколько десятков. Достаточно ограничиться самыми известными: оркестр Каунта Бейси, Dizzy Gillespie Big Band, биг-бенд Уинтона Марсалиса и др.

С другой стороны, именно такая востребованность виной тому, что у Фредди никогда не хватало времени на сольные проекты, а между тем, по его собственному признанию, он отдает предпочтение малым составам. В свои 45 лет он успел выпустить только один авторский альбом «Jersy Cat» (т.е. «Джазмен из Джерси», прозвище «кот» джазовые музыканты часто применяют друг к другу. — Прим. ред.), названный так потому, что Фредди живёт с семьей в Нью-Джерси, соседнем с Нью-Йорком штате. Можно сказать, что Фредди находится только в начале своей сольной карьеры. И не случайно его второй альбом, который он собирается записать в конце этого или в начале следующего года, должен называться «New Beginning» («Новое начало»).

Фредди не был «чудоребенком», который поражал талантом в раннем возрасте. Его талант раскрывался медленно с постепенным накоплением мастерства. Но сейчас он — один из лучших трубачей в американском джазе, в котором самые выдающиеся исполнители на этом инструменте усматривают соперника.

Поэтому очное знакомство с игрой Джазмена из Нью-Джерси — значимый опыт для настоящих ценителей джаза. К сожалению, вместо четырех запланированных концертов на крыше ЦУМа (проект агентства Svitlo concert) ввиду изменения погоды состоялись только два — 15 и 16 сентября. Но хорошая новость в том, что по договоренности два оставшиеся не отменены, а отложены до июля следующего года.

Перед киевлянами Фредди Хендрикс выступил вместе с международной сборной командой. Ему помогали киевляне — пианист Алексей Боголюбов и флейтист Сергей Вилка, а также барабанщик из Италии Алессандро Д’Анна и нью-йоркский контрабасист c киевскими корнями Аркадий-Арк Овруцкий, продюсер многолетнего проекта «Международный джазовый абонемент», он же в значительной степени был соорганизатором этих концертов.

Прозвучали известные джазовые стандарты в аранжировках Фредди и Арка: «Autumn Leaves» (фр. «Les Feuilles mortes» — Прим. ред.), «April in Paris», «Autumn in New York», «Shiny Stockings». Также небольшая порция бразильских ритмов – композиция «No More Blues» Антонио Карлоса Жобима. Кстати, оказалось, что Фредди довольно лихо владеет не только трубой, но и голосом, и способен буквально несколькими пропетыми фразами зажечь бразильские страсти. Также прозвучали целых три композиции Диззи Гиллеспи в кубинских ритмах: «Tour de Force», «Tin Tin Daeo» и легко узнаваемая «Night in Tunisia». Так что в какой-то момент можно было подумать, что вся программа — как бы своеобразное посвящением выдающемуся джазовому трубачу. Словом, репертуар был выбран разнообразный, который позволил бы показать разные стороны исполнителей — прежде всего солиста — и доставить удовольствие публике.

Тем менее, если говорить об истоках искусства Фредди Хендрикса, то здесь следует назвать другие имена. В его исполнительстве можно расслышать отголоски стилей многих выдающихся джазовых трубачей. Ритмическая манера едва-едва отставать от основного ритма напоминает Ли Моргана, который, по словам Фредди, долгое время был для него образцом. Виртуозная игра в верхнем регистре заставляет вспомнить Фредди Хаббарда. Кстати, именно своего тезку Хендрикс склонен считать самым сильным в техническом отношении трубачом в истории джаза. Однако его любимый трубач и последний, кто, по мнению Фредди, внес значительный вклад в развитие джазовой трубы, — Вуди Шоу. Именно саунд последнего более всего напоминает игра Фредди в балладных, лирических композициях. И нужно назвать еще одного музыканта, которому Джазмен из Нью-Джерси, по его собственному признанию, чувствует себя многим обязанным. Речь о рано ушедшем из жизни замечательном трубаче Клиффорде Брауне. Это можно было почувствовать в композиции «I Remember Clifford», написанной саксофонистом Бенни Голсоном в память о Клифорде Брауне, сыгранной с особой проникновенностью и глубиной.

Очень просто охарактеризовать Фредди Хендрикса как трубача-виртуоза. В самом деле, его игра покоряет мастерством, блеском и силой. Он владеет всем арсеналом приемов, которых ждет от исполнителей на этом инструменте публика: мощного, пронзительного звука, разнообразных вибрато, быстрых пассажей и, конечно, игры в высоком регистре, так сказать, на грани ультразвука. Кроме того, он — замечательный мастер коды. Но при всем этом, пожалуй, самое сильное впечатление оставило его исполнение именно в двух балладах: уже упомянутой «I Remember Clifford» и единственной прозвучавшей авторской композиции «To Barbara», посвященной его жене. Иными словами, Фредди — музыкант глубокого лирического чувства, и воздействие его музыки сильнее всего там, где она выражает его человеческое отношение к тому, что дорого для него лично.

Тем больше оснований ждать его визита в Киев следующим летом и его «Нового начала».

Текст — Александр Юдин, фото — Александр Зубко