Konstantin Ivchuk Group — Surrender

Альбом был представлен 1 ноября в «Джаз-клубе 32».

Музыка в стиле ECM в украинском джазе, пожалуй, редкость. И в этом смысле дебютный альбом гитариста Константина Ивчука, обнаруживающий в нем приверженца данного музыкального стиля, едва ли не исключение.

Известно фирменное определение ECM-джаза — лучшая музыка после тишины. Нередко ее называют атмосферной. Но, конечно, одним эпитетом здесь не обойтись. Хотя это верно, по крайней мере в том смысле, что эмоциональный и динамический диапазон этой музыки ограничен рамками определенного и довольно сдержанного, преимущественного созерцательного настроения, и индивидуальная выразительность и экспрессия исполнителей здесь далеко не на первом месте.

В альбоме видна глубокая продуманность композиции как отдельных вещей, так и альбома в целом, и прекрасные индивидуальные качества музыкантов подчинены общему замыслу.

Темы композиций по большей части просты и не претендуют на мелодичность (за исключением заглавной вещи), а задают, так сказать, состояние и вектор его развития.

Так, первая композиция альбома с обращающим на себя внимание названием Peaceful warrior начинается с простой как зуммер телефона нисходящей фразы. Но и здесь и в других композициях тема скорее задает определенный эмоциональный градус, «погодные условия» для последующего блуждания в атмосфере, оттенках облаков или света. В них-то (в оттенках) и в выдержанности эмоционального диапазона и соответствующей стилистики — основная особенность и привлекательность музыки Константина Ивчука.

Swan — созерцательная композиция также с незамысловатой темой, как вдох и выдох, — украшенная двумя медитативными соло Константина Ивчука (гитара) и Алексея Боголюбова (рояль), которые своими словно бы «капающими» из тишины звуками, даже если не знать о названии, вызывают ассоциацию с созерцанием бликов и кругов на воде.

Denzel Washington являет собой контраст настроений. Композиция начинается опять же нисходящей, но весьма энергичной, едва ли не воинственной фразой, которая неожиданно сменяется медленным темпом и соответствующим, но уже скорее не созерцательным, а самоуглубленным настроением. Эмоционально центральное место в композиции принадлежит соло Ростислава Войтко на саксофоне — лиричное, может быть, даже исповедальное до болезненности, почти шепчущее и одновременно пронзительное, за которым, как бы скрадывая обнаженность чувства, следует сдержанное и лаконичное соло Ярослава Товарянского на контрабасе. Оба соло на фоне бережно поддерживающего их фортепиано Алексея Боголюбова.

В Last day of freedom на передний план выходит барабанщик Николай Домашов, исполняющий сразу два соло: вступительное — колористическое, ритмически свободное «бормотание» барабанов, вызывающее «скандинавские» ассоциации, и завершающее на рифе фортепиано и клавишных — более энергичное и ритмичное, но также выдерживающее какую-то меру между колористикой и экспрессией. Оба соло служат словно бы рамкой в композиции, обнимая собой две медитации — Ростислава Войтко и Алексея Боголюбова.

Invisible friend — самая протяженная и сложная по строению композиция, богатая ритмическими переходами. Почти мини-сюита, явно распадающаяся на две части. Первая представляет собой ритмически раскованный диалог Ростислава Войтко на саксофоне и Алексея Боголюбова на фортепиано, переходящий в свободную импровизацию, к которой присоединяется Николай Домашов на барабанах, и затем возвращающийся к основному ритму. Вторая часть отличается высоким темпом и включает в себя два соло. Сначала соло Константина Ивчука на гитаре — стремительное, можно сказать, летящее, отдаленно напоминающее по стилю Пэта Метини, а затем следует импровизация Алексея Боголюбова, которая начинается как раздумье rubato, а затем, возвращаясь к высокому темпу, заданному Ивчуком, постепенно достигает предела динамики и экспрессии. И, пожалуй, именно в этом соло — эмоциональный и динамический пик всего альбома, а сама композиция — максимум индивидуальной самоотдачи и выразительности всех солистов.

Композиция Surrender дает название всему альбому и, следовательно, представляет собой его композиционный и смысловой центр. Она отличается красотой темы и представляет собой словно бы эмоциональное разрешение длительного динамического напряжения, созданного предыдущей песней. И хотя по характеру и настроению мелодию можно назвать «осенней», словно бы с печалью обращенной в прошлое, композиция включает в себя два мажорных эпизода в ритме вальса, которые на короткое время создают или предвосхищают ощущение эмоциональной гармонии.

И в заключительной композиции альбома Shadow dance, пожалуй, самой многообразной по числу разных по характеру ритмов, эта гармония если и не наступает, то во всяком случае печали здесь уже нет и меланхоличность уравновешена активностью, хотя заключительное соло Константина Ивчука и кода в исполнении Алексея Боголюбова вновь возвращаются к созерцательному настроению и внутренней тишине.

Пожалуй, этот альбом, который представляет музыку, культивирующую тонкие и самоуглубленные состояния, вряд может рассчитывать на большое количество поклонников, но он безусловно заслуживает того, чтобы найти своего чуткого слушателя.

Текст — Александр Юдин, первая публикация была на web-сайте 32JazzClub, перепечатывается с разрешения автора.