Kyiv Klezmer Fest ≠ Kyiv Klezmer Festival

С 17 по 19 мая в Киеве должен пройти второй фестиваль клезмерской музыки. Первый прошел с большим успехом, на нем выступали не только исполнители традиционной еврейской музыки, но и смежных направлений: городского фольклора южноукраинских городов, балканской музыки. В воскресение днем, колонна с живой музыкой спустилась от Пейзажной аллеи на Контрактовую площадь. Здесь между сценой и Гостиным двором были установлены информационные стенды, повествующие об истории жанра. Поздно вечером в Малой опере прошел концерт-закрытие с джемом.

Через некоторое время арт-директор фестиваля Митя Герасимов в своей Facebook-ленте стал рассказывать, что его отстраняют от фестиваля. Для шоу-бизнеса это, в общем, обычная история — кто-то становится более выгодным или более сговорчивым подрядчиком, да и ссорятся наши соотечественники крайне легко. Но 1 мая на странице своего персонального Facebook-аккаунта Митя опубликовал развернутый текст, где он подробно излагает свою оценку организации фестиваля в этом году. Одна из причин — многие считают его причастным к этому. С его позволения мы этот текст перепечатываем, сейчас он снова доступен в его Facebook-хронике (некоторое время был запрещен к пуьликации), также он есть на официальной странице прошлогоднего фестиваля. Кстати, официальных страниц фестиваля теперь две: Kyiv Klezmer Fest и Kyiv Klezmer Festival. Web-сайт фестиваля также получил новый адрес — kyivklezmerfest.org, прежний — kyivklezmerfest.com — не работает. На сегодня известно, что концерта 18 мая — в День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа — не будет. Мы будем следить за возможными дальнейшими изменениями в программе, эти концерты будут указаны в нашей афише. Также фестиваль анонсирован в нашем обзоре важнейших джазовых событий мая. Новости Митя продолжает публиковать на своей персональной странице и на старой Facebook-странице фестиваля.

Чтобы соблюсти баланс мнений, мы свяжемся с PR-службой фестиваля этого года и попросим их изложить собственную позицию. Дальше — прямая речь Мити Герасимова.


На днях мне позвонил председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. К нему обращаются люди, возмущенные анонсом фестиваля еврейской свадебной музыки, который должен пройти в Киеве 18-19 мая. Как глава Меджлиса Рефат агъа обязан реагировать на такие сигналы и обратился ко мне за разъяснениями. Он знает, что именно я был организатором первого Киевского клезмерфеста год назад.

Дело в том, что 18 мая — день геноцида крымских татар. Именно в этот день 75 лет назад началась депортация коренного народа Крыма. 200 000 человек загнали в общие вагоны и отправили в Среднюю Азию. В основном это были старики, женщины и дети (все дееспособные мужчины были на фронте). Около половины депортированных погибли от голода и болезней по дороге и в первые недели и месяцы на чужбине. В Украине это официальный день траура — в 2015 году Верховная Рада приняла соответствующий закон.

Для крымских татар это такая же дата, как День Катастрофы, который отмечают сегодня в Израиле. С той разницей, что депортация не осталась черной страницей украинской истории, она переметнулась в ХХI век. Сегодня преследование крымских татар продолжается в аннексированном Крыму.

То, что украинские евреи веселятся и танцуют в этот день, выглядит примерно так же дико, как массовые гуляния в День Голодомора. Тем более дико, что это делается при участии городских властей и еврейских организаций. По словам организаторов, фестиваль поддержали: Киевская городская еврейская община, Центр иудаики, Французский институт в Украине, Австрийский культурный форум в Киеве, Киевская община Масорет. Главный спонсор — Департамент культуры КГГА. Официальные медиапартнеры — телеканал UA:Культура и UA:Радіо Культура. Интересно, что среди участников заявлены, в том числе, крымскотатарские музыканты: Ленара Османова и ансамбль «Мусафир».

Здесь я постараюсь ответить на вопросы, которые мне теперь постоянно задают по поводу фестиваля.

Да, я был организатором первого феста. Я разработал его концепцию, сформировал лайн-ап и программу, вел переговоры с музыкантами, находил спонсорские деньги, вместе с Ирой Заднипряной мы разработали дизайн и занимались рекламой и пиаром. Менеджером и соорганизатором была Наталья Склярская. Инициатором проведения выступила Диана Попова.

Нет, я не имею отношения к нынешнему фесту. Kyiv Klezmer Fest у меня забрали, произошел банальный рейдерский захват успешного кейса.

Да, люди, которые это сделали — Наталья Склярская и Дмитрий Коровин — используют мои тексты, деловые контакты, используют успех и репутацию первого феста. Все, что нам удалось, это заставить их отказаться от нашего дизайна (слава Б-гу, успели защитить права на логотип и графику).

Да, название придумал я, но защитить его невозможно: оно описательное. Может быть десять киевклезмерфестов, юридически все они будут иметь право на существование.

Нет, я не присваивал спонсорские деньги (об этом писали рейдеры). Средства, выделенные Израильским посольством, пошли на рекламу и организацию концерта в Малой опере.

Нет, я не получал зарплату как директор фестиваля. Четыре месяца мы с Ирой работали бесплатно, даже не имея доступа к фестивальному бюджету. Несмотря на то, что четверть этого бюджета была добыта мной. Рекламная кампания была практически провалена Натальей Склярской и стартовала в последний момент. Кампанию удалось частично спасти только моими усилиями и благодаря помощи друзей — журналистов, галеристов, волонтеров.

Нет, мне не компенсировали затраты на рекламу в фейсбуке и организацию пресс-конференции и других фестивальных событий, сделанных за мой счет.

Нет, Pushkin Klezmer Band не получил гонорар, музыкантам мне пришлось платить из своего кармана.

Да, Ирина Заднипряная получила часть денег за свою работу, меньше трети от требуемой суммы.

Нет, присоединившийся к рейдерам Дима Коровин не имел отношения к организации первого фестиваля. Он, действительно, помогал мне с технической частью концерта в Малой опере и консультировал.

Нет, меня не приглашали ни на какие организационные встречи по проведению второго фестиваля. В сети было много откровенного вранья со стороны рейдеров.

Да, я собираюсь дальше делать свой фестиваль с новой командой.

Созданный нами в прошлом году Kyiv Klezmer Fest был делом моей жизни. Результатом и продолжением того, чем я занимаюсь последние 10 лет в Украине. Это популяризация еврейской музыки как части украинской культуры, и вообще реабилитация народной музыки, скомпрометированной и частично уничтоженной за десятилетия советской власти. А еще — позиционирование Украины в мире как колыбели клезмерской (и не только) музыки, нахождение связей и общих корней украинской, крымскотатарской, еврейской, ромской культур. Для людей, которые забрали у нас фестиваль это всего лишь красивые рекламные тексты, они их скопипейстили, не вникая.

Позорная история с 18 мая — всего лишь логичное следствие. Эти люди умудрились организовать клезмерский фестиваль без еврейских музыкантов. Единственный клезмербэнд в их лайнапе — это ансамбль харьковского кларнетиста Гены Фомина, собранный специально под этот фест. Достаточно погуглить остальных участников, чтобы это увидеть. Кларнетно-аккордеонный дуэт Барто и Маринковича играет, в основном, балканщину. Хотя у них есть в репертуаре Хаванагила и даже, наверное, несколько фрейлехсов, представителями клезмерской сцены я бы их назвал с натяжкой. Музыкальная программа нынешнего фестиваля не имеет, в общем, никакого отношения к ашкеназской культуре. Это такой музыкальный «Абибас», халтурный циничный фейк.

Я долго не писал об этом. Не хотел вдаваться в обсуждение «конфликта внутри организаторов». Потому что «конфликт» между грабителем и ограбленным — это никакой не конфликт. Но звонок Рефата Чубарова заставляет меня объясниться — многие (в т. ч. крымские татары) до сих пор думают, что нынешний клезмерфест организую тоже я. И я хочу публично от этого отмежеваться.

У фестиваля, который мы придумали, не было цели поссорить украинских евреев и крымских татар. У него были совсем другие, прямо противоположные задачи. Для меня самое болезненное в этой истории — не деньги (хотя $10 000 — это серьезные долги для музыканта-фрилансера). И даже не узурпация как таковая. А самое обидное — профанация идеи. Эти троечники просто сводят на нет многолетнюю работу. У нас с людьми, которые устраивают фестиваль 18 мая совсем разные цели и задачи. Для них это очередная коррупционная схема. В этом очень просто убедиться, пролистав официальные документы, в которых расписано, на что конкретно расходуются средства, выделенные в прошлом году Киевсоветом. То есть, деньги киевлян.

На сайте КМДА и на «Прозорро» можно найти смету фестиваля, подписанную директором Департамента культуры КМДА Дианой Поповой и главой ГО Социальный капитал. В этой смете есть такие пункты, например, как написание текстов и пресс-релизов, создание дизайна, создание и ведение сайта и страниц в соцсетях, проведение PR-кампании — то есть то, чем занимались как раз мы с Ирой. Только по этой смете получается сто с лишним тысяч гривен, которые кто-то, видимо, получил вместо нас (всего мы недополучили 280 000 грн).

Еще более красноречивый момент — затраты на аренду аппаратуры. Например, за сцену с подиумом подрядчик просит 183 000 (ее настоящая цена 65 000), а аренда звукового пульта ALLEN HEATH DM64 выросла с 4 500 до 40 000 гривен.

Вот ссылка на прошлогодний кошторис и на свежий, этого года (они почти одинаковые).

А вот реальные сметы, из которых он скомпилирован, сравните цены на одни и те же позиции.

Но кто будет разбираться в этих цифрах и специфических названиях. У меня на компьютере лежит исходник кошториса в экселевском файле. Он скомпилирован из смет реальных субподрядчиков, которые обеспечивали фестиваль оборудованием. Так получилось, что все эти оригинальные сметы у меня есть. Когда я пытался понять логику ценообразования, выяснилось, что те, кто составлял официальный кошторис (очевидно, Склярская), даже не потрудились вбить вручную новые, завышенные прайсы. В ячейках с цифрами просто добавлен коэффициент: *4, *3,5… То есть реальные цены просто умножались в три-четыре раза. Или в 9 раз, как с этим микшерским пультом. Кстати, на «Прозорро» указано, что все оборудование предоставляет ГО «Социальный капитал», субподрядчики отсутствуют. То есть фирмы «Алвис» (предоставляли сцену и конструкции) и «Гинза» (предоставляли звуковую и световую аппаратуру) в официальных документах не фигурируют. Действительно, зачем нам тендеры?

Думаю, схемы эти придуманы не вчера — и с отжимом фестивалей, и с распределением городских денег. Похоже, это обычная практика чиновников, использующих свой административный ресурс. Мне было бы очень интересно услышать комментарии коллег, у которых был похожий опыт, а также журналистов и общественных деятелей, которые расследовали подобные схемы.

Я призываю общественные, дипломатические и религиозные организации, а также музыкальные коллективы бойкотировать краденный фестиваль и не сотрудничать с мошенниками. Леонид Финберг, Иосиф Зисельс, Михаль Стамова, Реувен Стамов, Анатолий Шенгайт — хочу, чтобы вы были в курсе (если вы не в курсе). Мне грустно, что музыканты — Геннадий Фомин, Сергей Сидоренко, Шевкет Зморка, Саид, Сергей Криворучко, которым прекрасно известна история отжима фестиваля, соглашаются за небольшие деньги участвовать в этой некрасивой истории. Просто знайте, что это совсем другой фестиваль. У его нынешних организаторов нет собственных придумок, у них совсем другая сфера забот и интересов. И если они так поступили со мной, значит, поступят точно так же с вами при первой возможности.

Вопрос про 18-е мая мы поднимали, когда встречались с Дианой Поповой еще осенью. Ее реакция меня поразила. Она нам ответила: даты утверждены, переносить фестиваль мы не будем. Можем сказать со сцены про депортацию, фестиваль — это еще одна возможность лишний рассказать про трагедию крымских татар. В общем, эти люди перешагнут через вас, если вы станете у них на пути. И не через таких перешагивали.

Мне мало верится, что я смогу вернуть деньги, присвоенные бывшими «партнерами». Но мне важно защитить свою репутацию и доброе имя. Это мой единственный капитал — социальный. Думаю, его отжать не так просто. Я буду благодарен за распространение этой информации. Наверное, есть смысл перевести текст на английский. Документы предоставлю по первому требованию, все они лежат на моем гугл-диске.

P.S. Знакомые рассказали, что будто бы Наталья Склярская обещала привлечь некие связи в СБУ, чтобы меня депортировали из Украины (интересно, на каком основании?), если я буду что-то говорить вслух про фестиваль. Не знаю уж, действительно она это говорила, или нет, но в общую картину вписывается. Например, рейдеры рассылали потенциальным партнерам и спонсорам презентации фестиваля с нашим логотипом и текстами, моей физиономией и «Пушкиным» в лайнапе, чтобы никто не заподозрил неладное. Такой стиль у них, воровской. Неклезмерский.

P.P.S. Рейдеры оперативно среагировали на этот пост — уже утром написали на сайте и в фб про депортацию, «о которой никогда не забывали».


Интервью Мити Герасимова на «Радио Голос Столицы» накануне Kyiv Klezmer Fest 2018. О фестивале, о клезмере и о многом другом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *