Джаз на Днепре 2018 как воспоминания о лете

Ибо Leopolis Jazz Fest этого года попал куда-то в межсезонье — на нем было холодно и мокро, мы оказались то ли в поздней весне, то ли в ранней осени. А вот днепровский фестиваль одарил полноценной жарой и передвигаться днем приходилось исключительно по теневой стороне улиц. Хотя в первый фестивальный день — пятницу — и разразилась в обед мощнейшая гроза, вечерний концерт прошел без единой капли. И уже на следующий день пекло. С ударением на втором слоге.

Отличается фестиваль от львовского не только погодой. Да он вообще отличается от всех украинских джазовых, мне известных. Проходит он под открытым небом, но зрительный зал — без крыши. На случай дождя организаторы гарантируют каждому гостю быстро открывающийся шарик с полиэтиленовым плащом — везунчикам такие дарили после фестиваля. Концертная площадка располагается на острове. Теперь он снова Монастырский, а не так давно был Комсомольским. Днепр здесь широченный. Два раза в день публику с билетами перевозят к острову на корабле, поближе к сцене. И дважды увозят. Мне, увы, не удалось воспользоваться такой романтичной услугой.

Но первый фестивальный концерт, тот, что в пятницу, проходил на набережной. Открытую ветрам и слушателям площадку разместили перед скульптурным сооружением, известным как Шар на Сичеславской набережной. Сама сцена была развернута параллельно реке, но обращена была не к берегу, как это можно было ожидать, а как раз к воде. Таким образом, люди перед сценой размещались вначале на ступенях перед  монументом, а затем и на кольцах усеченного конуса, который вершит шар зеленого бутылочного стекла. За сценой разворачивалась панорама жилого комплекса, а фланирующие по набережной прохожие сновали как раз между сценой и зрителями. Но, поскольку сцена была приподнята, а зрители тоже находились на возвышении, никто никому не мешал. И площадка для танцев была обширная.

Первая часть вечера была посвящена своеобразной ретроспективе днепровских джазменов: от ветеранов ко все более и более молодым. За это я отдельно признателен фестивалю, ибо вряд ли мне удалось бы как-то их всех отловить и отслушать — в Киеве они наезжают нечасто, а я в Днепре бываю еще реже.

Из-за погоды или по иной причине концерт начался с задержкой на два часа — не в полшестого, а в полвосьмого. Поэтому когда очередь дошла до финалистов конкурса проекта «Джаз на пирсе», до полуночи оставалось полчаса. Около двух лет в Днепре существуют концерты «Классика на пирсе», «Рок на пирсе» и «Джаз на пирсе». Последний в этом году, как и в прошлом, объединили с фестивалем, и с 3 июня почти каждые две недели на набережной выступали по два украинских молодых коллектива. Предварительно судьи оценивали их по видеозаписям двух пьес с выступления каждого коллектива. Жюри состояло из музыкантов и продюсеров, участвующих в фестивале. В финал вышло четыре группы. На выступление каждого отводилось около двадцати минут, комиссия расселась за столами на возвышении перед сценой за час их выступления.

На каком-то этапе мы с пишущей коллегой Юлей Найденко расположились с напитками и закусками боком к сцене и лицом на закат, навстречу днепровскому течению. Наступавшие сумерки скрывали изъяны мостовой, панорама была прекрасна. Я время от времени спускался к сцене, чтобы сделать несколько кадров. Все же тяжеловато было выдерживать такое количество музыки да еще почти без перерыва, но чувство долга заставляло ждать последний коллектив. Им стал днепровский Está no ar, в число призеров, увы, не попавший

Второе место на конкурсе занял биг-бэнд Национального университета гражданской защиты Украины, также из Харькова. Третье — местный квартет Jungleman.

А первое место занял харьковский дует Агаты Вильчик и Анны Минаковой. Это как-то совсем не джаз и абсолютно не моя музыка, но отдаю должное артистам: они создали цельный, завершенный образ. Печаль и декаданс дополнялись необычным составом: Анна играет на клавишных, Агата поет и барабанит. По условиям конкурса, победитель получал право выступить на основной сцене фестиваля, самым первым. И для уже вошедшей в джазовый режим публики концертная программа второго дня началась со своеобразного «холодного душа». Забавно было наблюдать несколько ошарашенные лица зрителей и полные восторга — участниц Jazz women band (видеозапись здесь).

Оба выходных дня в местной Консерватории по утрам проходили мастер-классы. В субботу — участников квинтет Сильвестра Островского, в воскресение — барышень из Jazz women band. Молодые люди не очень смело выходили что-то играть, но корректность и доброжелательность старших коллег действовали, так что джем-сейшн оба раза вполне удался.

На Монастырский остров ведут два моста. Один — транзитный, железнодорожный. Ему почти сто лет и он очень красив. Он продолжает свой полет на другой берег. Второй и последний мост, по которому, собственно, сюда и попадают, ненамного моложе и он — металлический клепаный. За ним начинается типичная прибрежная зона отдыха с пляжами, ресторанами и прочими сопутствующими услугами. Местные жители говорят, что то, что мы наблюдаем сейчас — жалкие остатки былого величия. Дорога проходит мимо знаменитого пресноводного аквариума, тридцать лет назад — самого большого в Европе — и заканчивается у канатной дороги, давно уже неработающей. Здесь и находится основная концертная сцена. С галереей фотографий прошлых двух фестивалей на мольбертах, со стендами спонсоров, фуд-кортами, барами, и, конечно, самой сценой и рядами стульев перед ней.

Последние были организованы классически, так, следующие ряды постепенно повышались, но между самым первым и сценой остался участок песка шириной в десяток метров, со своеобразной пляжной фан-зоной: здесь были расставлены шезлонги, а желающие приносили с собой подстилки.

Мне как фотографу особую приятность доставляло отсутствие ограничения на время съемки. Под сценой мы зрителям не мешали — последняя располагалась выше человеческого роста — и по этой же причине нам позволено было подниматься на нее. Главное — оставаться на левом-правом крае. И очень легко было общаться с артистами за сценой. Хотя сцена и зал огромны, обстановка была по-домашнему уютна. Настало это ощущение еще на пресс-конференции, где собрались как будто старые знакомые, рассказывающие о новых проектах.

Отчасти так и было. Пианистка Мики Хаяма выступила в субботу в составе Jazz women band (видеозапись здесь), а в воскресение играла в составе квинтета Сильвестра Островского. Там же оказался замечательный днепровский трубач Яков Цветинский, который до и после того скромно обслуживал артистов на сцене (видеозапись здесь) . Вторая половина выступления Jazz women band была посвящена бразильской музыке, и для этого к трио присоединилась латвийская вокалистка Иоланта Гулбе-Пашкевич (видеозапись здесь). А ее супруг, Денисс Пашкевич, играл вместе с местным квинтетом Argentum на следующий день (видеозапись здесь). Тогда же выступило очень интересное трио из Днепра гитариста Павла Сидоренко (видеозапись здесь). «Аборигены» открывали концерты на большой сцене: первым выступал детский оркестр Little band под руководством Владимира Марховского (видеозапись здесь), за ними — Людмила и Михаил Крымовы (они, правда, уже перебрались в Киев) с примкнувшим столичным барабанщиком Олегом Грабовляком (видеозапись здесь).

Французский пианист Венсан Буржекс со своим трио мало того, что выступал на обоих предыдущих фестивалях, так на этом играл оба дня. Следуя традиции, к его группе присоединялись по одному дополнительному музыканту. В субботу таковым был любимец публики Алан Харрис, который совмещал также должность ведущего концертов на большой сцене и председателя жюри на малой. Его выступление было теплым и душевным, как и сам фестиваль (видеозапись здесь). Чего нельзя сказать о втором проекте мсье Венсана. В воскресение с его трио пела известная оперная дива Мария Максакова. Программа состояла из песен американской эстрады 20–30-ых годов прошлого века. Ничто не предвещало катастрофы: материал несложный, близкий академическому, музыканты репетировали не один раз. Но почему-то вокалистка стабильно не попадала в ноты. Не только в верхние. Чуть лучше обстояло дело на двух украинских песнях, но ситуацию это не спасло. Итальянцы ошибки оперных певцов называют «perla negra»«черная жемчужина», и очень даже ожидают их. Но украшения такие встречаются крайне редко, а что бы вот так — в каждом куплете… Такого количества ошибок на единицу времени я не наблюдал ни на одном академконцерте. Особенно тяжело было наблюдать в видоискатель басиста  — Деррила Холла. Насколько артист наслаждался музыкой, играя с Харрисом, настолько же он страдал, аккомпанируя Максаковой. Недоверчивые могут убедиться сами на этом фрагменте видеозаписи.

Кстати, работа телевизионщиков была достойна похвалы. На два больших экрана транслировались выступления музыкантов, панорама открытого зала, виды реки и проплывающих мимо кораблей. А задачи телевизионного крана решал коптер с камерой. Особенно ценными были кадры, которые он делал, поднимаясь высоко над рекой. Становилось осязаемо понятно, что мы находимся на острове, кругом вода, солнце, при этом вокруг звучит музыка. Единственным, и, к сожалению, повторяемым упущением было регулярное зависание летательного аппарата над залом в тихих местах исполняемых пьес. Тогда его гудение сильно мешало слушателям.

Кого считать хедлайнерами фестиваля? Суббота завершалась уже упомянутым и, однозначно, успешным выступлением Алана Харриса и трио Венсана Буржекса. В воскресение последними на сцену поднялись снова-таки днепропетровцы, участники группы, находящейся на стыке жанров — «DZ’OB» (видеозапись здесь). Но это уже было во всех смыслах своеобразное after party фестиваля. Публика постепенно расходилась, хотя восторженных зрителей под сценой оставалось изрядно. А вела себя как мегазвезда (нельзя сказать, что она совсем неправа) знаменитая джазовая вокалистка Ди Ди Бриджуотер
(видеозапись здесь). И фотографировать можно было только первые две песни и только снизу (кстати, и с Максаковой на одной сцене нельзя было стоять), , и на дороге перед выходом на сцену лучше было не попадаться. Правда, после выступления она переобнималась едва ли не со всеми. И ажиотаж перед сценой был самым большим. Но где здесь было ожидание звезды и где реальность? Программа была построена на материале ее последнего, 2017 года, альбома «Memphis… Yes, I’m Ready». Более-менее оригинально исполненные блюзовые, соул и рок-хиты. Общий подход к выступлению можно кратко передать призывом: «А давайте побесимся!» И большая часть публики с готовностью откликнулась. Я почти с удовольствием отслушал этот сет. Но старался не смотреть на сцену, ибо считал происходящее там не вполне приличным. Мне хватило поглаживаний лысой головы гитариста и танца в формате «сендвич» с двумя бек-вокалистками. Или я слишком старомоден, или наоборот — фантазия моя избыточно-сексуальна. Концерт Ди Ди 2014 года Alfa Jazz Fest был в отношении эстетики на два порядка выше. Из Львова видеозапись найти можно только телефонную, но полностью концерт с этой программой того же года с фестиваля Jazzaldia есть в Youtube-канале Jazz³+.  По-настоящему же мне в тот вечер понравился исполненный на бис «Pearple rain», которого, кстати, на диске Ди Ди нет. Возможно, только потому, что я танцевал под эту музыку с местной коллегой по имени Оксана.

Моим фаворитом был пианист Джеки Террасон со своим трио, который выступил в середине субботнего концерта. Вот кто не заводил сам себя и публику, а на самом деле горел страстью. Очень приятно было наблюдать также взаимодействие музыкантов друг с другом и огромное удовольствие, которое они получали от этого процесса. Полагаю, они и репетируют с таким же жаром (видеозапись здесь).

Все дни желающие могли продолжить праздник на джемах неподалеку, в ресторане «Бартоломео», но у меня на это сил не хватало — дневная программа получалась весьма насыщенной. Арт-директор фестиваля Анна Русскевич в личной беседе, во время танца танго (она и здесь почему-то старалась говорить о работе) согласилась со мной, и рассказала, что было бы правильно концерты на большой сцене проводить три дня, но сделать их короче. Однако по ряду причин пока приходится вписываться в два дня.

К исходу второго дня у меня все-таки сформировалось мнение, что все же на один украинский фестиваль «Джаз на Днепре» сильно похож. Это Jazz Koktebel тех времен, когда там еще был джаз. Открытое пространство, масса воды, пляж неподалеку. И, как утверждают местные жители, сразу за фуд-кортами он плавно переходит в нудистский. Гор здесь нет, но сам город стоит на скальной породе, она часто видна и в его черте и непосредственно на острове. Город находится существенно южнее столицы, здесь существенно жарче и растительность часто соответствующая.

Зато в понедельник нашлись силы для прогулки по городу, в первую половину дня, перед поездом. Спутница и коллега Оля Ковалевская тогда неоднократно сказала: «Как же хорошо, что он совсем не похож на Львов». Здесь есть здания, которым больше ста лет, но они представляют Российскую империю. Обширно и советское архитектурное наследие со всеми его периодами. Проходили мы также сквозь ультрасовременные кварталы. В одном из офисов Туристического информационного центра нам любезно рассказали о расписании работы различных культурных учреждений и дали с собой карту. Здесь очень даже есть куда пойти. Так что визит на фестиваль логично совместить со знакомством с городом и его достопримечательностями. Стоит об этом подумать к следующему «Джазу на Днепре».

UPD. В апреле на официальном Youtube-канале фестиваля появились видеофрагменты выступлений почти всех коллективов. Проект Troy Roberts & Nu Jive драматургически не вписался в основной материал, но с его сетом можно ознакомиться. Что еще показательно: в перечне видеороликов есть даже выступление звезды Бриджутер, но нет выступления звезды Максаковой.

Текст и фото — Александр Зубко. Заглавное фото предоставлено организаторами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *