Фестиваль Am I Jazz? в Closer 2018: впечатления первого дня

Фестиваль открылся выступлением биг-бенда под управлением Стивена Фейфке и Денниса Аду. Так называемый Jazzworkshop Orchestra — по большей части студенческий коллектив под руководством Денниса Аду — подготовил к фестивалю программу, состоящую из оригинальных композиций Стифена Фейфке, двух стандартов в его же аранжировках и двух стандартов, но уже в аранжировках Денниса Аду. Репетиционный процесс занял около двух недель, а Стивен Фейфке подключился к нему в последние три дня перед выступлением.

Стивен Фейфке (Steven Feifke) — молодой (27 лет) американский пианист, композитор, аранжировщик, лидер нескольких собственных проектов: биг-бенда, септета, трио и квинтета под названием The Songs of Winter Band. Дважды был полуфиналистом Конкурса пианистов имени Телониуса Монка, много гастролирует и много пишет музыки на заказ для театральных представлений, классических камерных и джазовых оркестров и других оказий. Судя по этой биографической информации, многообещающее начало.

И его выступление во главе оркестра в первый вечер фестиваля более чем оправдывало ожидания. Об оркестре нередко принято говорить, что он играет, как один инструмент. И нередко же это не более чем фраза. Но в данном случае просто трудно сказать что-то другое. В аранжировках Фейфке расставлено, даже разбросано множество акцентов. Ведь это очень выигрышный момент в игре биг-бенда, который придает музыке динамизм и заставляет внутренне вздрагивать слушателя. Но этим нельзя злоупотреблять. Фейфке владеет искусством расстановки, так что при их обилии они совершенно не утомляют. И в исполнении оркестра, надо сказать, они звучат безукоризненно (во всяком случае, на наш не очень избалованный выступлениями биг-бендов слух). И пластика дирижирования Фейфке весьма зрелищна: строгая, схематичная и одновременно раскрепощенная, нюансированная и акцентированная.

Особый аспект — искусство коды, концовки. В представленных композициях не было двух похожих. Кода у Фейфке может быть бравурной, многоакцентной, затухающей, оборванной и т.д., но она всегда неожиданна и непредсказуема. А стандарты он «делает» очень по-своему. Так, известную лирическую балладу On the Street Where You Live он превратил в марш, как будто нагнетающий некоторое сухое однообразие, то и дело (опять же непредсказуемо) разрешаемое светлыми и радостными красками.

В ходе концерта произошла ненадолго смена дирижера, и под управлением Денниса Аду оркестр исполнил два стандарта в его аранжировках. Очень интересно с точки зрения сравнения стилей аранжировки.

Оба руководителя дали музыкантам посолировать. К сожалению, состав оркестра полностью не был назван. Я бы выделил особо соло на альт-саксофоне Никиты Берестецкого, работу на барабанах Ярослава Бориса и, на мой взгляд, многообещающую вокалистку Карину Мугир.

Второй концерт дня — дуэт саксофониста Дэвида Либмана и пианиста Марка Копленда — из тех, которые относишь к незабываемым впечатлениям. До сего вечера я был большим поклонником искусства Марка Копленда, но знакомство вживую превзошло ожидания, что, в общем, в порядке вещей, когда сталкиваешься с большим музыкантом.

Марк Копленд (Marc Copland) — несомненный продолжатель традиции джазового пианизма Билла Эванса и, вероятно, один из самых интересных ее извивов. Эванс прежде всего лирик, и то же самое можно повторить о Копленде. Однако Копленд выработал, нашел свою собственную версию этого пианистического стиля. Он находится где-то между Биллом Эвансом и, вероятно, Китом Джарреттом, тоже изумительным лириком, испытавшим влияние Эванса. Вероятно, от Джарретта Копленд взял любовь к диссонирующим аккордам и ритмическим повторениям. И если Эванс — чистый лирик, так сказать, певец грусти, а Джарретт в своей основной ипостаси — экстатический музыкант, то Копленд — лирик рефлексивный. Он часто играет любимые стандарты Эванса, например, Some Day My Prince Will Come или My Foolish Heart, но в отличие от Эванса оставляет тему незаконченной или раскладывает ее на составляющие, добавляет диссонирующие аккорды, так что эмоция грусти переходит в размышление, иногда напряженное, хотя и не отказываясь от общей меланхоличной тональности. Фразы, аккорды, пассажи радостные у Копленда, так сказать, «выстраданы» и обязательно окрашены присутствием грустной ноты, как осеннее солнышко тучками: «…на пригреве тепло, только этого мало». И не случайно Копленд заслужил прозвище (nickname) The Piano Whisperer (шепчущий на фортепиано).

Копленда называют одним самых замечательных стилистов своего инструмента, подразумевая не умение подражать, а своеобразие его собственного стиля, бесподобное умение находить неожиданные гармонии, постоянно балансируя на грани гармонии и дисгармонии. (Уместно вспомнить, что музыкант в уже довольно зрелом возрасте перешел с саксофона на фортепиано и, по его собственным, словам потому, что «слышал» слишком сложные для исполнения на одноголосном инструменте гармонии).

Дэвид Либман (David Liebman) — музыкант, по общему признанию и множеству заслуг, выдающийся. Но, должен признаться, что к его поклонникам до этого вечера я себя не причислял. Однако только до этого вечера… Искусство Либмана, во всяком случае, в дуэте с Коплендом, удивительно, и кажется просто квинтэссенцией джаза, если вспомнить, что одним из истоков именно джазового исполнительства, является блюзовая свободная фразировка и подражание человеческому голосу в игре на музыкальных инструментах. Прежде всего — на духовых. Либман, как мало кто другой (или, возможно как никто другой), умеет заставить свой саксофон говорить. Высота ноты — лишь одно из средств выражения для него наряду с интонацией, тембром и т.д.  Кажется, ни одной фразы он не «поет» в том смысле, что каждая звучит с какой-то разговорной интонацией: возглас, удивление, вздох, сожаление и т.д., и т.п. Искусство, граничащее с полной безыскусственностью.

А игра обоих партнеров строилась как два монолога, две вполне самостоятельные партии, но такие, которые слышат друг друга. Словом, независимо от того, что исполнялось, а звучали сплошь стандарты : The Fallen Leaves, All Blues, In a Sentimental Mood, Maiden Voyage, Impressions, Blue In Green, это каждый раз был потрясающий образец живого музыкального общения и без преувеличения телепатического взаимопонимания.

Текст — Александр Юдин, фото — Деннис Аду (репетиция Jazzworkshop Orchestra, 15 ноября) и Федор Лазаренко (дует Дэвида Либмана и Марка Копленда, 16 ноября). И репетиция, и концерт проходили в арт-центре «Closer».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *